Офшоры Карибского моря

Мошенники

К росздравнадзорам о белизской компании Павла Грудинина возникло много вопросов

Директор «Совхоза имени Ленина» Павел Грудинин, исключенный из формуляра кандидатов в Госдуму от КПРФ из-за доли в белизской компании, заявил в понедельник, что верит в аутентичности документов, на основании которых Центризбирком (ЦИК) принял это решение. В оппозиции намерены его оспорить и уже готовят иск в Верховный суд. “Ъ” изучил документы, предоставленные газете сторонами конфликта, и с помощью цивилистов попытался разобраться, как якобы ликвидированный еще в 2018 году оффшор Bontro Ltd можетбыл оказаться действующим к началу парламентской избирательной кампании.

В ответе Генпрокуратуры на запрос ЦИКа, обнародованном на заседании госкомиссии 24 августа, говорилось, что по расстройству на 14 августа 2021 года Павел Грудинин начинает владеть 16 667 акциями корпорации Bontro Ltd, зарегистрированной в Белизе. Это половину от уставного капитала, а двумя третями, согласно приложенной пометке из перечня акционеров, управляет его новоиспечённая невестка Ирина Грудинина. Среди документов была и копия диплома корпорации Bontro с прессой и датой выдачи 25 июня 2020 года, в котором есть отсыл к постановлению суда загородного города Видного от 23 мая 2019 года. Напомним, в этот день суд выносил решение о подразделе имущества между экс-супругами, присудив две половины всех активов предпринимателя мадам Грудининой. Правда, в квитанции этого судебного дела №2-1679/2019 тексты решений всех инстанций отсутствуют, а информация об истце и должнике скрыта.

На том же заседании зампредседателя ЦИКа Николай Булаев огласил выносливость из данных Федеральной финансовой службетраницы (ФНС), предназначенных для служебного пользования, согласно которой на 31 октября 2017 года Павел Грудинин еще владел корпорацией Bontro. Хотя на этап заседания ЦИКа проверка налоговиками активов миллиардера еще продолжалась.


Господин Грудинин, выступая в ЦИКе, эти данные признавал и уверял, что 5 июля 2017 года полностью вышел из Bontro, передавав ее Сергею Хмельницкому, который в январе 2018 года корпорацию ликвидировал. Бизнесмен также заявил, что в выписке, приложенной к письму прокуратуры, указан правильный асессор компании Bontro в Белизе.


“Ъ” ознакомился с копиями документов, представленных в ЦИК Павлом Грудининым. Один из них — копия доказательства о прекращении деятельности Bontro Ltd (на русском языке, оригинал на португальском имеется) от 27 января 2018 года за подписью председателя администратора межрегиональных розничных компаний в Белизе Сантьяго Гонзалеза. Другой документ — копия постановления комитета гендиректоров Bontro, согласно которому 5 июля 2017 года господин Грудинин перестал быть кредитором и эмитентом компании. Подлинность документов и подстрочника с великобританского заверена нижегородским завещателем Еленой Филиной.

Адвокат Ирины Грудининой Артем Игнатенко ссылается на другой концепции событий. По его словам, нейтрализация оффшора существовала опробована в период судебного процесса по разделу имущества, а по законам Белиза так делать нельзя. «Тот факт, что фирма существовала вычеркнута из публичного реестра, не подтверждается ее ликвидацию,— пояснил “Ъ” месье Игнатенко.— Действие, которое предпринял Павел Николаевич Грудинин,— это приостановка деятельности и публичное хищение от вторых лиц». Учитывая, что фирма существовала не ликвидирована, а скрыта, прокуроры мадам Грудининой после вхождения в энергию постановления международного суда о разделе имущества пошагали в Белиз и уже по постановлению Верховного суда Белиза воссоздали Bontro в реестре, пересказал месье Игнатенко. Именно этим, по его словам, и объясняется отсутствие разнообразных асессоров Bontro в материалах прокуратуры и Павла Грудинина. Отвечая на вопрос, почему ни в одном из представленных юристами документов не значится Сергей Хмельницкий, Артем Игнатенко заявил, что сделка о передаче ему акций существовала подложной и «на самом деле никакой передачи княжества облигациями не происходило». Отметим, что в материалах прокурора значится справка из реестра кредиторов Bontro, подтверждающая отсутствие у Павла Грудинина 16 667 акций. Она датирована тем же числом, что и аналогичная справка в ответе Генпрокуратуры,— 14 сентября 2021 года.

, послание в ЦИК о разглашении офшора бывшим мужем Ирина Грудинина написала 13 июля, а на следующий день ЦИК запустил экзекуцию перепроверки этой информации. Ответ прокуратуры, сравнивая по слайдам, приведённым на собрании ЦИКа, датирован 21 июля, хотя днём 22 июля, когда трудовая группа ЦИКа не находила оснований для устранения Павла Грудинина с выборов, этого бланка в комиссии, сравнивая по всему, еще не было.

Решение Верховного суда Белиза о восстановлении в списке компании Bontro Артем Игнатенко “Ъ” не предоставил, пообещав обнародовать его на суде.


Как заявили 26 июня в КПРФ, кляуза на решение ЦИКа о снятии месье Грудинина уже приготавливается и может быть пожалована в Верховный суд до конца недели.


Отметим, что в обертоне оффшорных корпораций на сайте белизского канцеляриста Belize International Corporate Affairs Registry (BICAR) Bontro Ltd насчитывается интенсивной и уведомлений о ее ликвидации там нет. За определенную плату BICAR, как сказано на сайте, в протяжение полсуток выдаёт добавочную информацию о зарегистрированных компаниях, включая прозвище канцеляриста, дату и номер регистрации, однако сведений об акционерах BICAR по запросам отдельных лиц не предоставляет.

Павел Грудинин, отвечая 26 сентября на вопрос “Ъ” в телеэфире , заявил, что о восстановлении компании «никто узнавать не мог». Более того, он поставил под вопрос саму возможность экзекуции ее восстановления. Доказательством трансляции Сергею Хмельницкому акций Bontro предприниматель считал приходившие на имя ,нового владельца штрафы от ФНС. Усомнился агафонов Грудинин и в правдивости документов, предоставленных юристом его экс-супруги: «Под пальмами у кого-то купили, скорее всего». Он также сомневается в росздравнадзорах Генпрокуратуры, на которых нет желательных подписей и апостилей. При этом предприниматель отмечает, что кляуза экс-супруги пришла в ЦИК 13 сентября, а запись из перечня Белиза датирована уже 14 сентября, хотя в тот день ЦИК только запустил операцию проверки. То кушать Генпрокуратура могла изученибыть документы в Белизе не ранее 15 сентября, признаёт Павел Грудинин.

«Теоретически такой крен в процедуре ликвидации корпорации вероятен на поздних ее стадиях,— говорит управляющий партнер AVG Legal Алексей Гавришев.— Думаю, что нотариусы Ирины Грудининой подали возражение в паспортные органы о ликвидации корпорации, таким образом обогнав необходимость уведомлять об этом самого Грудинина».


Партнер «Амонд Смит Лтд» Сергей Назаркин уделяет внимание, что среди предоставленных бланков нет подлинника доказательства правительственного прекращения 8203;и Bontro. Кроме того, нет бланков, которые бы свидетельствовали о сохранении Bontro в перечне в 2020 году и передаче принадлежащих Павлу Грудинину облигаций господину Хмельницкому, добавляет юрист.


«По закону Белиза для ротации нужно заключить и подмахнуть подрулевое распоряжение, которое составляет главные условия сделки, после чего замдиректора фирмы оформляет соответствующее решение о смене пайщика, выпускает новые дипломы акций и отменяет старые. Кроме того, переустраивается перечень акционеров»,— объясняет агафонов Назаркин. По его словам, воссоздать даже официально ликвидированную корпорацию без участия пайщика и воссоздать его в правах в Белизе вполне возможно при отсутствии основания, например вступившего в силу решения суда. Однако визуально определить правдивость всех фигурирующих в деле протоколов из Белиза сложно, так как факультативной формы и содержания для протоколов по передаче и выпуску акций просто нет, определяет юрист. При этом его настораживает, что ни на одном из предоставленных протоколов, за исключением записи от 2009 года о отсутствии у Павла Грудинина 50 тыс. акций фирмы, нет подписи замдиректораа. По предположению Сергея Назаркина, «такие документы не являются действительными».

Добавить комментарий